Лик Иоанна Крестителя. Интервью с иереем Александром Домбровским в день праздника Крещения Господня

– Отец Александр, в чем был смысл миссии Иоанна Крестителя?

– Иоанн Креститель был пророком, пророк говорит от имени Бога. Он указал своим ученикам на Иисуса, как на Агнца Божия. До этого просил всех Его ждать и каяться. У Иоанна Крестителя была самая тяжелая миссия, рассказать всем об обеде и уйти голодным. Он не стал апостолом, не пошел за Иисусом. Он просто указал на Него и погиб сам за правду, которую возвещал. Он был последним героем Ветхого Завета и первым Нового.

– Батюшка, а в чем был смысл смерти Иоанна Крестителя?

– Жить «по правде» на нашей земле и достичь спокойной старости мало кто смог. Сократа также приговорили к смерти без вины, он просто «мозолил» глаза своей порядочностью. Иоанн Креститель был родственником Иисуса. Если Иуда подумал, что «портфель министра» ему не светит и подло отомстил, то что же должен был чувствовать сам Иоанн? Мессия – его родня и друг, а ему самому завтра из-за Иродиады отрубят голову! Это драматизм, до которого не дорос ни один сценарист или режиссер нашего времени.

– Я сделаю, как велит мне Господь Бог! А вы сделаете, как захочется вам самим… Убьете меня! – с таким кредо очень тяжело жить.

– Согласна с вами. И Иисус его не спас…

– У них обоих была другая задача. Годы жизни тут вообще роли не играли. Только одно: или ты выполнил миссию, или нет! Библейских пророков почти всех убили, об этом хорошо знал Иоанн и сам Иисус. В этом красота короткого и яркого полета звезды. Но их свет не порадовал лишь на короткое время, а вообще изменил все! Жаль, что мы не находим сил и времени, чтобы хоть что-то понять в их земной судьбе.

– А погиб Иоанн Креститель перед смертью Христа? Что стало с его родителями?

– Родители Иоанна, к своему счастью, умерли намного раньше. Сам он погиб в середине общественного служения Иисуса Христа. Нам, современным людям, очень сложно понять, насколько трагична была его жизнь. С точки зрения комфорта и внешнего успеха это было в сто раз меньше, чем просто ноль.

– Мать Иоанна, Елизавета, родила его очень поздно. Это тоже был знак?

– Да! Это знак всесильности Божией и Его милости. К счастью, она не видела казни своего сына.

– Иоанн Креститель жил в посте и воздержании. А Христос говорил, что это время закончилось. Как понимать Его слова?

– Строгий пост Иоанна Крестителя – это предзнаменование отказа от всего земного, от всех повседневных радостей. Он только голос Божий, который должен звучать и затем уйти. Отказ от обычной еды здесь крайняя форма любви и аскетизма. Одновременно, это знак готовности сделать для Бога все и пройти свой путь до конца. Иисус же со своими учениками задает совершенно новые тона духовной жизни. Он дарует людям усыновление, возможность быть чадами Божиими, возлежать вместе с Ним на брачном пире. Тут совсем другая философия.

– Интересно и то, что Иоанн столько лет жил в пустыне один, отказавшись от нормальной жизни. Нужны ли были такие крайности?

– Чтобы быть готовым лишиться всего, нужно как можно меньше иметь! Отвечая за жену, детей и семейный бюджет, не пойдешь обличать царя или сильных мира сего. Иначе тебя посадят, а семья станет голодать. Потому Иоанн и избрал путь одинокого орла! Это путь подвига и, одновременно, путь величайшей свободы. Его ничем нельзя было удержать или шантажировать. И в конце, умирая, он никого этим не ранил, кроме самых близких друзей.

Иоанн Креститель показал нам чудо самоотречения и служения Богу! Люди, понимая, что его личной выгоды нет, приходили просто посмотреть на него. Кто-то верил в его святость, кто-то был поражен силой его слова. Все догадывались, что просто так пустынником никто не станет. Ясно было, что за всем этим стоит какая-то тайна, а тайны всегда притягивают людей. В конце концов, евреи того времени все были верующими, читающими Писания и с замиранием сердца ожидающими Мессию. Креститель тут был словно катализатор, как спички рядом с порохом.

– Иоанн Предтеча первый стал крестить и исповедовать людей?

– Нет! Он не крестил, как крестим сейчас мы. Это был призыв к покаянию и исправлению своей жизни. Омовение в Иордане было только внешним знаком. В Иудаизме много было различных ритуальных омовений. Христианские исповедь и покаяние – это таинства, а потому совсем другое. Хоть по своей сути они и имеют нечто схожее.

Иногда пророки ходили с ярмом на шее, показывая тем, что Бог отдаст народ за грехи в рабство. Или, каясь, люди нередко посыпали себя пеплом и разрывали на себе одежду. Жизнь древних людей очень глубоко символична и часто по-детски непосредственна. Современные люди слишком отстраненные и сдержанные, поэтому нам часто бывает сложно это понять. А народ того времени, если возмущался, то и размахивал руками, кричал, мог и камнями побить. Все почти, как у детей, и все очень органично и последовательно. Говорить гадости, чтобы ни одна мышца лица не дрогнула, или холодно мстить за спиной – такое тогда встречалось крайне редко.

– А Иоанн и Христос были знакомы до крещения на Иордане?

– Да. Их матери были двоюродными сестрами. Иисус и Иоанн дружили и, скорее всего, вместе росли. Мария пришла после благовещения к Елизавете, как к самой близкой своей родственнице. Израиль тогда был очень маленькой страной, а семьи были большими. Многие друг друга прекрасно знали, люди часто общались. Удивительной была и их самая первая встреча! Праведная Елизавета и младенец Иоанн, будучи еще во чреве, вместе радовались приходу Девы Марии. Будущий пророк «взыграл», т. е. активно зашевелился, почувствовав важность происходящего.

– Чем симпатичен лично Вам Иоанн Креститель?

– Иоанн подкупает своим бескорыстием и последовательностью. Он живет среди людей, любит их, но идет только за Божьим призывом. Это восхищает бесконечно! Его одежда или система питания для меня не так важны.

– Чему мы можем научиться у Иоанна Крестителя?

– Решимости – он все сделал, как ему доверил Господь Бог! Снисходительности – он обличал царей и правителей, но всегда был снисходителен к простому народу. Объективности – просил воинов и мытарей делать то, что им вполне по силам. Мы, священники, на фоне его педагогики часто оказываемся нерешительными и недальновидными. Мы завышаем требования к новоначальным и заискиваем перед сильными мира сего, вместе с тем у нас не хватает действенных рекомендаций для обычных верующих людей.

– Согласна с вами! Мы часто боимся возразить начальству, а с подчиненными обращаемся надменно и высокомерно. О чем мы можем молиться Иоанну Крестителю? И уместно ли говорить детям, что ему отрубили голову?

– Мы можем и должны вглядываться в его жизнь, стараться понять его мысли и чувства. А если поймем, значит, сможем его полюбить и подружиться с ним. Став его друзьями, мы сможем просить у него такой же веры, мужества и решительности. Молиться Иоанну Крестителю от головной боли, так как ему самому отрубили голову, я считаю странным, хотя кто-то другой может делать, как ему нравится…

Дети читают сказки или изучают историю древнего мира, а там всегда кто-то кого-то казнит, в том числе и через отсечение головы.

Подготовила Нина Каминская