Покаяние сельской знахарки

Это произошло в одной из живописных украинских деревень, раскинутых по берегу Днепро-Бугского лимана. Жарким летним днем, когда все было пропитано запахом скошенной травы и сена, меня пригласили принять исповедь у одной умирающей женщины. Когда мы подъехали к их дому, родственники, смущаясь и потупив глаза, пытались объяснить, что их случай действительно особенный, и, возможно, не все пройдет гладко. Заметив мой настороженный вид, они указали на стоявший в коридоре старый телевизор, экран которого взорвался этой ночью просто сам по себе. Затем они рассказали, что их родственница занималась целительством, помогала находить пропавший скот и вообще славилась, как известная в округе знахарка. Удивляться дальше или задавать уточняющие вопросы я не стал, так как через минуту уже стоял у постели этой страждущей. 

Женщина оказалась самого обычного вида, и зловещей ступы с метлой в комнате также не оказалось. Только боль и страдание поселились в ее измученных немолодых глазах. Мы говорили долго. Попросив об исповеди, она рассказала мне о своей непростой жизни, как внезапно пришел к ней необычный «дар» и как она начала лечить, предсказывать и вообще делать все, чем издавна занимались «белые колдуньи» или в простонародье «бабки». Она была скорее альтруисткой и пыталась помогать другим, не заботясь о своем времени, выгодах или заработке. В какой-то момент ее стал посещать бес-помощник, принявший на себя вид святителя Николая. Бывали у знахарки и другие «гости» из духовного мира, всякий раз представляющие себя как святые или просто носители добра. Шли годы, и бедная женщина все глубже уходила в свое ремесло, подстегиваемая похвалой и новыми просьбами от своих клиентов. И только на исходе дней, чувствуя неладное и желая умереть, примирившись с Богом, она попросила привести к ней священника. Начав искренне молиться и просить о святых таинствах, она испытала все ужасы и настоящую месть от своих вчерашних «помощников». Бесы, являвшиеся ранее под видом святых, сбросили свою личину, и теперь постоянно избивали несчастную, стаскивали ее с постели и всячески запугивали. Находя по утрам свою умирающую родственницу в таком неприглядном виде, селяне не на шутку испугались. История знахарки была по-настоящему гоголевской, но ее искренний вид, синяки и ссадины на лице и руках – все это свидетельствовало об истинности ее слов. Она говорила, что чувствует себя просто невыносимо, и страшные «гости» требуют от нее снова и снова, чтобы она умерла, совершив суицид. Почти недвижимая она просила только об одном: поддержать ее, сколько возможно молитвой, исповедовать и причастить святых Тайн. Единственным ее желанием тогда было удержаться от греха самоубийства и уйти с миром. 

Прошла еще пара тяжелых дней и ночей, и вот уже пол деревни собралось у ее гроба, чтобы совершить положенный последний обряд. Желание этой заблудшей и измученной души исполнилось, она отошла к своему Творцу с миром. Проповедуя в тот день, я только кратко обозначил суть того, что произошло, многие и так все знали. Не было у меня и желания долго рассказывать о вреде суеверий, но только просьба о молитве за ее душу и еще горький упрек всем тем, кто столько лет подстрекал ее к темным делам неправды. 

Южное лето продолжало буйствовать своими красками, широкий Буг все так же неспешно ласкал волнами песок у обрывистых берегов, а люди, скоро все позабыв, жили и дальше так, будто и не было ничего, и не для них приходил и умирал Господь Иисус Христос.

Иерей Александр Домбровский